Профессиональные коучи +7 963 878 64 98 E-mail: help@tvoicoach.ru
Блог
90 лет со дня рождения писателя Анатолия Алексина
У нас с вами, коллеги, очень почетная миссия — заинтересовать коучингом тех, кому он еще не знаком. 
Психологи говорят «Чувственный опыт — самый надежный», т. е. лучше всего человек понимает и осознает то, что есть в его опыте. Не удивлюсь, если вы спросите: «Как объяснить что такое коучинг, если его еще нет в опыте человека?» Отвечаю: «Этот опыт уже есть!».
Джон Уитмор предложил своим студентам упражнение «Из прошлого опыта». Если вы еще не делали этого упражнения, у вас сейчас есть шанс его выполнить. Итак.
1. Вспомните людей которые оказали на вас и вашу жизнь сильное позитивное воздействие.
2. Что они делали по отношению к вам? Вспомните и зафиксируйте свои ответы прежде чем продолжите чтение нашего письма.
Вспомнили? Беру на себя смелость утверждать, что в важные моменты вашей жизни эти люди были для вас коучами и, сами того не подозревая, использовали в общении с вами то, что мы сейчас называем «коучинговые технологии».
Яркий пример коучингового подхода в общении с ребенком описан в рассказе Анатолия Алексина «Раздел имущества». Почитайте этого замечательного писателя!

 
«Меня показывали докторам наук и профессорам. Я с утра до вечера глотала таблетки. Меня растирали, массировали. Когда ребенок в доме хронически болен, все подчинено этому горю. Подавлено им. Мама и папа, когда оставались вдвоем, кажется, ни о чем, кроме моей болезни, не говорили.
Они волновались, страдали, а бабушка общалась со мной, как со здоровой.
— Ничего страшного! — уверяла она. — Даже имя твое говорит об этом.
Меня зовут Верой.
Из всех профессоров, которые были брошены на мое спасение, главным оказалась бывшая медсестра — моя бабушка.
Мне трудно было ходить, а она просила:
— Сбегай-ка за газетой!
Я плелась вниз и вверх по лестнице, но верила, что когда-нибудь побегу.
У бабушки были не сердобольные, а спасительные для больного человека глаза: они не подавляли сочувствием, не повергали в сомнение слезливыми, туманными обещаниями, а просто убеждали, что не происходит «ничего страшного».

 

 

Назад   Наверх